Посол Австралии: коалиции США против ИГ не нужны российские самолеты


Посол Австралии: коалиции США против ИГ не нужны российские самолеты Москва. 16 октября. РИА Новости. Возглавляемая США коалиция не ведет борьбу против режима президента Сирии Башара Асада, а ее целями являются исключительно позиции боевиков «Исламского государства» (ИГ) и других террористический организаций, заявил посол Австралии в РФ Пол Майлер. Возглавляемая США коалиция по борьбе с «Исламским государством» не нуждается в российских самолетах, чтобы наносить удары по террористам, заявил в интервью РИА Новости посол Австралии в РФ Пол Майлер. Дипломат также допустил, что коалиция может ошибаться в утверждениях, что целями России не является ИГ, однако для этого нужны дополнительные доказательства. Об этом, а также о том, почему коалиция не будет делиться с Москвой данными о месторасположении террористов, рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Татьяне Калмыковой австралийский дипломат.

— Как вы можете прокомментировать последнее развитие событий в Сирии? Ожидала ли Австралия, что Россия начнет авиаоперацию?

— Австралия является частью возглавляемой США коалиции. Наши действия не нацелены против режима Башара Асада, наши силы сфокусированы исключительно на борьбе с террористами, которые пытаются укрыться в Сирии и атаковать оттуда Ирак. Мы работаем в соответствии с международным правом и по запросу властей Ирака. Сейчас существует международная коалиция, которая включает в себя Турцию, Канаду, США, Францию, большое количество арабских государств, так что это было немного удивительным, что Россия почувствовала необходимость создать еще одну коалицию, действия которой не были скоординированы. Сейчас работа всех из-за этого может осложниться, поскольку появилась другая сила, проводящая операцию в этом регионе. Было ли начало российской операции в Сирии для нас сюрпризом…это зависит от того, о каком периоде мы говорим. Ожидали ли мы, что Россия перебросит свои самолеты в Сирию и начнет авиаудары? Нет. Но как только российские самолеты там оказались, ожидали ли мы, что их начнут использовать? Да. Россия не перемещает такое количество вооружений, не имея намерений его использовать. Проблема в том, что туда, куда целятся российские силы, это не территории, где действительно находится ИГ. Наше понимание состоит в том, что там нет ИГ.

— Что служит основанием для таких выводов?

— Возглавляемая США коалиция находится там уже более года, изучает цели, смотрит, где базируется ИГ, и она является довольно успешной в нахождении крайне сложных точек. Так что мы довольно хорошо представляем, где находится ИГ, где «Джабхат-ан-Нусра», где умеренная сирийская оппозиция. Есть множество карт, которые были опубликованы различными организациями, и они показывают, что к верху от северо-запада нет области, где располагается ИГ.

— В первый день начала операции РФ в Сирии ряд западных стран выступили с заявлением, что готовы приветствовать такие действия Москвы по борьбе с терроризмом.

— Если Россия действительно намерена вести борьбу с ИГ, то это будет замечательно, и Австралия будет готова присоединиться к заявлениям о приветствии этой операции.

— Ранее президент РФ выступил с предложением США делиться информацией о расположении боевиков ИГ и других террористических организаций, на что мы получили отказ. В чем причина?

— Сейчас в операции, возглавляемой США, участвует большое число государств, мы тратим много времени и усилий по поиску целей ИГ. Когда у нас появляется четкое представление, где располагаются террористы, то мы направляем сами туда свои силы, поскольку в этом случае мы руководствуемся своими собственными правилами участия в операции, нашими собственными подсчетами риска, в том числе о возможных жертвах среди мирного населения и так далее. Возглавляемая США коалиция не нуждается в российских самолетах, чтобы наносить удары по ИГ.

— Терроризм представляет огромную угрозу всем странам региона и мира в целом, не считаете ли целесообразным объединения усилий коалиции США и РФ?

— Россия проводит свои разведоперации в Сирии, у нее выстроены долгие связи с этой страной, также с Ираном и Ираком. Если Россия сможет найти цели ИГ, которые мы не смогли определить, то это будет замечательно. Мы полностью это поддержим. Мы все боремся с ИГ. Однако пока, руководствуясь теми фактами, которые мы сейчас наблюдаем, целями РФ не является ИГ. Возможно, мы полностью не правы. Но мы там находимся уже долгое время, и мы хорошо знаем, кто и где располагается. Если мы начнем видеть и почувствуем с уверенностью, что цели России — это ИГ, то тогда, я думаю, вопрос более тесной координации станет более важным и привлекательным. Тогда мы, очевидно, начнем работать в одном направлении. Все признают, что в борьбе с ИГ необходимы военные средства, но разрешить ситуацию в Сирии необходимо политическим путем. Я думаю, что нам необходимо увидеть гораздо больше свидетельств того, что целью РФ является ИГ. Чем больше координации у нас будет, тем лучше, и чтобы этого достичь, нам надо восстановить доверие.

— Считаете, что кризис в Сирии затянется на долгие годы?

— Очень сложно сейчас представить, как можно достичь быстрого решения кризиса в Сирии. Очевидно, что российские силы остановились в Сирии на длительный срок. Как только они в это дело ввязались… в такой конфликт и с такими целями, то это затянется на долгое время.

— Не кажется ли вам, что из-за нового витка кризиса в Сирии тема Украины отошла на второй план?

— Я думаю, что до сих пор сохраняется большое политическое внимание к тому, что происходит на Украине. Если и есть что-то, что делает Украину менее обозримой сейчас в международной политике, так это то, что ситуация там стала спокойнее, меньше боестолкновений, и это хорошо. Мы полны надежд, что режим прекращения огня будет продолжаться. Отвод вооружений — это очень позитивный знак. Когда минские соглашения будут выполнены окончательно, когда мы сможем с уверенностью сказать, что Украина контролирует свои границы, тогда, очевидно, будет замечательный результат. Условием снятия санкций является полное выполнение минских соглашений, но впереди еще долгая дорога. Очень воодушевляет то, что мы двигаемся на пути к выполнению минских соглашений, и это может привести к снятию санкций. Сейчас же пока неизвестно, сколько этот процесс будет длиться.



Оставьте комментарий